SITE LOGO Четверг
2017-11-23
1:14 AM
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта

Главная » 2008 » Октябрь » 20 » МИР В ОРАНЖЕВЫХ СЕТЯХ
МИР В ОРАНЖЕВЫХ СЕТЯХ
12:04 PM

"Оранжевые сети. От Белграда до Бишкека"
"Оранжевые сети. От Белграда до Бишкека"
Сборник подготовлен Фондом исторической перспективы (президент - доктор исторических наук Н.А. Нарочницкая). На мой взгляд, эта книга появилась, с большим опозданием. Появись она раньше, многое стало бы понятнее в тех политических катаклизмах, которые потрясали одно за другим государства посткоммунистического пространства последние несколько лет.

Интернациональная группа авторов сборника изучила одну из серьезнейших проблем современных международных отношений - теорию и практику захвата власти в суверенных государствах проамериканскими политическими группировками.

Теоретически корни этого явления следует искать в доктрине Монро, согласно которой США более века назад провозгласили свое право устанавливать верные Вашингтону режимы «к югу от Рио-Гранде», т.е. в Центральной и Южной Америке, и в родившейся на ее базе мессианской модели мироустройства по имени «Пакс Американа» - мира, построенного по американскому образцу.

Очерк Наталии Нарочницкой «Американские «аналитические институты» - глаза уши и совесть Америки», открывающий сборник, рассказывает об истории возникновения в США в начале ХХ века системы «мозговых центров», think tanks.

Отличительной особенностью американских «think tanks» является даже не их прямая связь, сотрудничество и обмен кадрами с конгрессом, государственным департаментом, ЦРУ и другими учреждениями по сбору информации. Для этих «университетов без студентов», как их называли еще перед войной, «студентами» стали и правительство, и «политический класс» США в целом. Наиболее яркий тому пример - созданный еще в 1916 году Совет по иностранным делам (Council on Foreign Relations — CFR). Его роль разработчика внешней политики США и связь с госдепом известна еще с довоенных времен. Разработки Совета не раз служили основой для официальных внешнеполитических документов США. Именно СИД выработал еще в начале ХХ века новую глобалистскую концепцию американской внешней политики, позволившей Вашингтону покончить с изоляционизмом и начать под флагом защиты демократии крестовый поход за мировое господство. И, хотя объявление «холодной войны» приписывают Уинстону Черчиллю с его знаменитой Фултонской речью, стратегию этой войны разрабатывали в СИД.

Именно в журнале СИД «Форин афферз» в 1947 году появилась под псевдонимом «Мистер Х» статья «Истоки советского поведения». Ее автором был посол США в СССР Джордж Кеннан. В ней была сформулирована «доктрина сдерживания коммунизма», которая, по сути, легла в основу «холодной войны». Другие «think tanks» участвовали в разработке даллесовских доктрин «отбрасывания коммунизма» и «балансирования на грани войны». Когда же в Вашингтоне убедились, что военная истерия против СССР и социалистического блока контрпродуктивны, именно Дж. Кеннан в 1963 году поместил в том же «Форин афферс» статью «Полицентризм и западная политика», которая стала основой американской «политики наведения мостов». Ее целью было обеспечить постепенный отход восточноевропейских участников Варшавского пакта от социализма и поощрить «ползучую контрреволюцию». В соответствии с этой концепцией США отказывались вести дело со всем Варшавским блоком, чтобы не повышать наднациональную роль СССР и его влияние, и даже пошли на смягчение закона о торговле стратегическими товарами в отношении фрондирующих партнеров в Варшавском пакте. Доктрину эту пришлось пересмотреть после ввода войск в Прагу в 1968 году. С военной точки зрения такая операция была вроде бы абсурдной – советским танкам противостояли практически безоружные люди. Но СССР не стал ожидать, пока пражская «весна» перейдет в жаркое «лето», и Прага будет готова выйти из Варшавского договора. Он показал Западу, что готов - даже ценой очевидной потери престижа в общественном мнении и антирусских настроений в самой ЧССР, ценой нарушения международного права - подтвердить свой контроль над геополитической зоной ответственности, определенной ялтинскими соглашениями между Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом, и не допустить распада военно-стратегического пространства. США, проинформированные об акции самим советским руководством, признали тогда эту сферу, в отличие, скажем, от Афганистана, вход в который был воспринят как расширение зоны коммунизма и советского влияния.

В наше время, вспоминая об этом вторжении 1968 года, говорят только о последовавшем вслед за этим резким ухудшением отношений СССР с Западом в целом.

Наталия Нарочницкая обращает внимание на другой аспект, немаловажный и для сегодняшних стратегов внешней политики России.

«Крах иллюзий на отрыв по одиночке социалистических стран от СССР привел США к разрядке, - читаем мы в ее очерке. - Прямыми результатами ввода войск в ЧССР были договоры ФРГ и СССР 1970 года, последующий договор между ФРГ и Чехословакией, в котором страны признали «Мюнхенский сговор» недействительным с самого начала, визит Р. Никсона в Москву, встреча во Владивостоке, весь комплекс договоров в области ядерного разоружения, включая его фундамент — Договор о противоракетной обороне 1972 года и Протокол к нему 1974 г. ОБСЕ также вряд ли пришло бы к завершению формирования без ввода войск, который побудил Запад подтвердить в Заключительном акте Хельсинки незыблемость послевоенных границ и реалий, в обмен на согласие СССР на сокращение вооружений в Европе».

Убедительное подтверждение того, что на Западе силу уважают. Но не все так однозначно, о чем следовало бы сказать в сборнике. Положив под гусеницы танков «социализм с человеческим лицом», руководители стран Варшавского договора обрекли на застой, а затем гибель и «реальный социализм» в своих странах. С 1968-го по 1991-й прошло всего 23 года. В «мозговых центрах» скорректировали механизмы главных калибров, нацеленных на социалистический лагерь, что позволило США довольно быстро запустить механизм его развала с помощью своих агентов влияния.

В крупнейших мозговых трестах США в конце ХХ века была разработана идеология «единого бесконфликтного мира», в основу которой легла вильсоновская пацифистская идея «мира как концепции», которой должны быть подчинены интересы всех государств. Идея «Пакс Американа» не была выброшена на помойку, но ее аккуратно загримировали под концепцию «глобализма» для поставок на экспорт. В этих целях проводились специальные акции «по поиску взаимопонимания» на разного рода международных форумах. Первый опыт подобных диалогов представили американские «think tanks», среди них Фонд Карнеги, американский Институт мира, и, конечно, СИД. Задачей таких инициатив сам государственный департамент называет «превентивную дипломатию». Они служат «либо дополнением к официальным действиям США, либо заменяют их, когда официальное американское присутствие невозможно». В отличие от конфиденциальных докладов Трехсторонней комиссии, созданной по идеологии СИД, призывы к совместному решению «проблем человечества» прямо адресовались мировой и в немалой степени советской элите.

«Советская интеллектуальная и номенклатурная элита, - отмечает Наталия Нарочницкая, - стала остро ощущать гнет своей идеологии, но не потому, что та разочаровала ее как инструмент развития собственной страны, а потому, что стала помехой для принятия в элиту мировую. Цена за место в мировой олигархии была названа в эпоху М. Горбачева».

Дорогая цена – развал Советского Союза и всего социалистического содружества вместе с СЭВ и Варшавским Договором.

Американский «истэблишмент», создав СИД и ему подобные «мозговые тресты», с одной стороны, использует их для генерирования новых идей и разработки возможных сценариев развития политических и иных ситуаций, а с другой – попадает от них в зависимость, в своего рода интеллектуальную кабалу. Однажды созданные доктрины (вроде «доктрины Даллеса», «доктрины Трумэна» и т.д.), как компьютерные программы, определяют внешнюю и внутреннюю политику не только того политика, кто дал свое имя очередной доктрине, но и тех, кто сменяет его в Белом доме или госдепартаменте. Даже если они принадлежат к разным политическим партиям. Во главу угла при выработке внешнеполитических рекомендаций для президентов США мозговые тресты ставят даже не национальные интересы Америки, а узкокорыстные интересы нескольких финансово-политических групп влияния, которые, по сути, и владеют Соединенными Штатами и претендуют на мировое господство от их имени. При этом выход Америки на европейскую и мировую арену осуществляется с вызовом традиционному понятию национального интереса и суверенитета, с противопоставлением ему, как выражается Г. Киссинджер, «вселенской, основополагающей гармонии, пока что скрытой от человечества».

В конце 90-х годов ХХ века Совет охватывает практически все важнейшие общественные институты и государственные структуры США. «В отличие от начального периода своей деятельности, Совет по иностранным делам сегодня кажется внешне растворившимся в американском истэблишменте, - пишет Н. Нарочницкая. - Скорее его можно сравнить с некой ложей посвященных, окормляющей американский истэблишмент идеологическими и мировоззренческими скрепами».

Дж. Лафлэнд в своей статье «Техника государственного переворота», одной из самых сильных в сборнике, приводит ряд конкретных примеров того, как в соответствии с этими «скрепами» США осуществляют прямое вмешательство в дела суверенных государств. Автор убедительно доказывает: «оранжевые революции» - это новая методика государственных переворотов, разработанная «мозговыми центрами» США совместно с ЦРУ. Эти «революции», имевшие место в Сербии, Ливане, Киргизстане, на Украине, в Грузии, и та, что не удалась в Узбекистане, преподносят публике, как народное волеизъявление. Но, как пишет Дж. Лафленд, «в действительности речь, как правило, идет о хорошо организованных операциях, зачастую о преднамеренных постановках для СМИ, оплаченных и контролируемых транснациональными сетевыми организациями, которые также называют «неправительственными» и которые, в свою очередь, являются инструментами западного влияния». Эти инструменты используются всюду, где такое влияние ослабевает по тем или иным причинам. Координаты и социальные системы здесь значения не имеют. Многие из тех, кто непосредственно осуществлял смены режима в латиноамериканских странах во времена Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, при Билле Клинтоне и Джордже Буше-младшем нашли применение своему ремеслу в странах бывшего советского блока. Лафлэнд рассказывает о двух сотрудниках ЦРУ и госдепа США, присланных в 1989 году в Панаму для ведения переговоров и организации государственного переворота для свержения генерала Норьеги. Их звали Уильям Уокер и Майкл Козак. Уокер вновь «всплыл» в январе 1999 года в Косово, будучи главой верификационной миссии. Он следил за процессом искусственного созидания фиктивной картины сербских зверств, которые и послужили поводом для нападения на Югославию. Майкл Козак был назначен послом США в Белоруссии, где в 2001 году занимался организацией операции «Белый аист», имевшей своей целью свержение президента Александра Лукашенко.

В своем письме в английскую газету «Гардиан» в 2001 году он объявил, что в Белоруссии занимался тем же, чем и в Никарагуа и Панаме, а именно «продвижением демократии».

Большой фактический материал о подрывном характере «оранжевых революций» содержится в статье И. Лебедевой «Брокеры «мусорных революций», в работе П. Ильченкова «Экспресс-революция» в Сербии». О роли финансируемых извне неправительственных организаций в тайных операциях западных спецслужб, о действиях на Украине других агентов влияния рассказывают Э. Попов в статье «Украинские НПО: от «оранжевой революции» к экспорту «демократии» в постсоветские страны» и С. Мирзоев («Украина сегодня: возможно ли второе издание «оранжевой революции»?») Марионеточный характер грузинской «революции роз» вскрывает А. Крылов в статье «Режим Саакашвили: диктатура вместо демократии».

А. Арешев приводит множество ранее неизвестных фактов о методике действий поддерживаемой Западом оппозиции в Армении. Его статья «Оранжевые технологии» в Армении: внутренние факторы и внешняя обусловленность (2004–2007 гг.)» звучит весьма актуально в свете последних попыток противников избранного в феврале президента Саркисяна дестабилизировать ситуацию в стране.

Все помнят реакцию Москвы на заявление экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт о том, что Кавказ – это зона «национальных интересов США». Мало, однако, кто знает, что США заявляли об этом еще в 1997 году. Именно тогда, пишет автор сборника А. Юнусов в своей статье «Запад как фактор дестабилизации Азербайджана», администрация США в лице президента Б. Клинтона, а также конгресс впервые публично объявили Каспийский регион не только «зоной жизненных интересов», но и «главным направлением» внешней политики США. Каспийский регион уже не рассматривался как «задворки бывшего СССР». В общей сложности несколько сот специалистов и экспертов в администрации президента, конгрессе, ЦРУ и научно-исследовательских центрах США занялись изучением ситуации в регионе и разработкой каспийской стратегии. Неслучайно Збигнев Бжезинский открыто назвал Азербайджан «геополитическим центром» не только Южного Кавказа, но и всего Каспийского региона, государством, «заслуживающим мощнейшей геополитической поддержки со стороны Америки». Об усилиях западных спецслужб по дестабилизации обстановки на Кавказе и в Южном федеральном округе в целом говорит и статья И. Добаева «Сетевые структуры «оранжевых» в ЮФО: угрозы национальной и региональной безопасности России».

Несомненной удачей сборника следует признать очерк А. Ниязи «Бишкекский переворот: тюльпановое блюдо на азиатской кухне». Автор привел ряд малоизвестных фактов (например, о влиянии различных кланов на властные структуры), которые сыграли свою роль в том, что задуманная в госдепартаменте США «тюльпановая революция» не принесла тех плодов, на которые рассчитывали в Вашингтоне. Новое руководство страны не стало послушным орудием в руках Белого дома. Более того, президенту Бакиеву удалось ослабить и расколоть проамериканскую группировку киргизских политиков (Ф. Кулов, Р. Отунбаева и др.) и одновременно укрепить сотрудничество с Россией. Возросла эффективность участия Киргизской Республики в структурах СНГ и региональных организациях — ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭс. Американская база имени Ганси стала предметом серьезного торга, а рядом на авиабазе в Канте наращивается военно-технический контингент ОДКБ-2.

В очерке А. Ниязи и в работах других авторов сборника прорисована вся инфраструктура, с помощью которой США осуществляют свой глобальный «крестовый поход за демократию».

Практическая подрывная деятельность правительственных и неправительственных организаций США выстраивается на основе официально принятых концептуальных документов — «Акта о поддержке свободы» и закона «О продвижении демократии». Процессы глобальной демократизации курируют Бюро демократии, прав человека и труда госдепартамента США и Федеральное правительственное агентство США по международному развитию. Бюро поддерживает и продвигает программы демократических реформ с помощью созданного в 1998 году Фонда прав человека и демократии, избирательно финансирует те страны мира, которые выражают готовность к восприятию «демократических ценностей».

Речь идет не о некоей акции идеалистов от демократии, а о целенаправленной политике по обеспечению доминирующей позиции США на всех параллелях и меридианах. Всеми методами. Ну - а там уж не до демократии.

Просмотров: 802 | Добавил: viktor321 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Календарь новостей
«  Октябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017